Черновцы (2013-11-13 – 2013-11-25)

Удача сопутствует мне в моём путешествии, и всюду я останавливаюсь у совершенно потрясающих людей. Но о Черновцах особый разговор. Я провёл там две недели. Больше, чем в каком-либо другом городе. И хотя у меня была на то формальная причина (я делал румынскую визу), даже и без всяких виз я был бы рад провести те дни ещё раз. То были одни из самых интересных и необычных дней.

Я первый раз в жизни жил в сквоте. Огромное заброшенное здание в центре города для меня одного. Конечно, оборудована под проживание была только одна комната, но ощущение простора и свободы не покидало меня.

Постоянно в этом сквоте никто не живёт, ребята обычно собираются там по вечерам, иногда кто-то ночует. Я был первым, кто жил там на постоянной основе. С моим появлением обустройство сквота пошло быстрее: ребята притаскивали разные вещи, чтобы сделать моё проживание более комфортным: обогреватель, чайник, плитка, etc. Единственная нерешённая проблема в сквоте — это канализация. Но, уверен, что и эту проблему они решат.

Есть такое киношное клише, когда показывают притон, человека на входе и его глаз, появляющийся в глазке и оценивающий, стоит ли впускать гостя. Было что-то похожее, когда по вечерам я спускался к дверям, приникал глазом к дырке в двери и открывал кому-то из ребят.

Мы болтали, смеялись, делали бутерброды с кабачковой икрой, играли на мандолине, просто тупили. Было здорово.

Выходя на улицу я часто ходил одним и тем же маршрутом и начал уже чувствовать себя местным. Сами по себе Черновцы — очень красивый город, наследие Австро-Венгерской империи. Главная достопримечательность — университет, который изначально был духовной семинарией. Однажды мы забрались с Лёшей на купол церкви при этом университете. На самом куполе было немного страшно, держаться там можно только за лесенку или за крест. Интересно, что хоть это и было дневное время, и внизу ходили студенты и преподаватели, никто нас не заметил. Видимо, местным уже приелся этот купол и они не поднимают головы.

Однажды я сидел на главной пешеходной улице и пил кофе. Внезапно появился Герман, с которым я познакомился во Львове. Увидел мою спину из автобуса, когда ехал в своё село, и вышел погулять. Такая неожиданная и приятная встреча. Мы потом ещё пару раз встречались.

На третий или четвёртый день мне позвонила знакомая Арчи, которая работает директором местного телеканала. Арчи рассказал ей обо мне, и она захотела снять меня для их канала. Получилось всё несколько сумбурно: звонок был поздно вечером, а снимать решили на следующий день. Я даже не расспросил, что это за передача, как следует себя вести. Забыл про то, что у меня даже нет чистой одежды.

Думал, что мне что-то расскажут перед началом съёмки, но Тата просто сказала: «Ну хорошо, снимаем». Т. к. её голоса не слышно в кадре, я должен был вначале как бы повторять её вопрос и дальше уже давать ответ. Я, конечно же, сразу об этом забыл.
Но мне нравится то, что получилось, не стыдно кому-то показывать. А урок на будущее я извлёк.

Надо и про визу всё-таки написать. Мой первый поход в консульство окончился неудачно: брони случайного отеля на две ночи, чтобы сделать долгосрочную визу, оказалось недостаточно. Дед, принимающий анкеты, на повышенных тонах сказал мне, чтобы я принёс приглашение от гражданина Румынии. А я всего-лишь поинтересовался, какие документы я должен принести, если я обычный турист и никого в Румынии не знаю.

Сначала я попробовал сделать приглашение через друзей, откликнулось удивительно много людей. Но всё это происходило в вялотекущем режиме. Так что в итоге я зашёл в контору, где помогают с оформлением документов и купил приглашение за 50 $. С учётом того, что половина этих денег идёт нотариусу, не такая уж и большая сумма. Человека, который меня «приглашает» я даже видел лично.

После этого в консульстве приняли документы без разговоров, сказали заплатить 100 $ как за срочную визу, т. к. я не гражданин Украины, и на следующий день виза на 90 дней была готова.

Всё закончилось хорошо, нужно было собираться в путь.
Леша, Женя, Арчи, Влад, Лена, Макс, Давид, до новой встречи!

Львов – Черновцы (2013-11-08 – 2013-11-12)

По заведённой традиции из Львова я выехал поздно. Очень поздно. Совсем поздно. Герман помогал мне вешать сумки на велосипед. В последний момент я продиктовал ему свой номер телефона, но забыл взять его номер. Было неизвестно, встретимся ли мы ещё когда-нибудь.

Отъехал от города я совсем недалеко. Дорога становилась холмистой, но усталости не было. Было интересно: что же там, за очередным холмом.

Заночевал я на одном из таких холмов, который высился за полем, по которому прошёлся трактор.

По дороге до Рогатина почти не было деревень, глаз отдыхал. В Бурштыне по карте было большое озеро. Это, пожалуй, всё, что можно сказать об этом озере. Дальше была Бурштынская ТЭС и множество линий электропередач. Провода гудели так, что у меня задёргался глаз.

Несколько раз по пути встретились плакаты, призывающие посетить Старый Галич. Была не была, подумал я, и свернул с трассы. Тамошние места места меня ничем не поразили, зато был красивый лес, в котором я остановился пораньше, чтобы на следующее утро спокойно посмотреть Ивано-Франковск.

Было тепло, я в первый раз достал мандолину на улице, сел под дерево и играл до наступления сумерек. Постепенно во мне растёт чувство свободы, к которому я так или иначе стремлюсь. Я сам устанавливаю законы и ограничения, по которым живу. Захотел остановиться пораньше, потому что понравился лес, — хорошо. Вспомнил про мандолину — почему бы и нет.

Ранним утром я въехал в Ивано-Франковск, покатался немножко по пешеходному центру и поехал дальше. На выезде из города я встретил десяток «шлемогеев» (я ничего не имею против спортивных велосипедистов в обтягивающей одежде и шлемах или геев, просто это устоявшееся слово). Какое-то время мне даже удавалось поддерживать их темп, но на одном из светофоров их колонна промчалась на красный свет. Чтобы как-то выразить свой протест, я остановился и свернул к магазину. Хозяин магазина сделал мне небольшую скидку, когда расспросил меня о путешествии.

Наконец я въехал в Карпаты. Коротко: мне не понравилось. Но это только мой личный опыт, обобщать не стоит.

Я представлял себе, как буду ехать, а вокруг будут расстилаться холмы и горы, как еловый лес будет щекотать мой нос своими запахами, и вокруг ни души. К сожалению, одна растянувшаяся вдоль дороги деревня сменяла другую без конца и края. Какое-то немыслимое количество отелей и гэстхаусов по пути. Думаю, если бы я выбрал менее популярную дорогу, было бы примерно так же, разве только потратил бы больше времени. Так что лучше уж там пешком путешествовать, чтобы уйти подальше от людей.

Возможно, сказалось ещё то, что после непальских гор меня уже сложно удивить.

Нонсенс, но в Карпатах мне было сложно найти место для ночёвки. Все плоские места отвоёваны владельцами домов и отелей. Место нашлось под электровышкой. Я немного переживал, не расплавится ли мой мозг за ночь, проведённую в таком месте, но вариантов было немного.

Проехал я, кстати, в тот день необычно много. Я всё думал, что вот-вот ещё чуть-чуть, чуточку выше, и домов должно стать поменьше. Сейчас смешно вспоминать, как иногда я на самой низкой передаче потихоньку взбирался на холмы, а рядом бежали собаки и заливисто лаяли. Так и доехал до самой высокой точки на моём пути по Карпатам.

Дальше уже надо было ехать только вниз, но я бы не сказал, что это легче или быстрее, чем подъём. Во-первых, беззаботно катиться вниз не получится; с таким качеством дорог чувствуешь, будто ты занимаешься слаломом, только вместо флажков нужно объезжать ямы. Во-вторых, обездвиженные кисти, зажавшие тормоза, быстро начинают мерзнуть.

Спустившись достаточно низко, я поехал по дороге, которая идёт вдоль реки. Вариантов было много, но мне понравилось, как затейливо извивалась эта дорога на карте. Вообще, там было две дороги, по обоим берегам реки. Одна получше, другая похуже. Та, что получше, во многих местах ремонтировалась и нужно было по мостикам переезжать на противоположный берег. Впоследствии, когда я уже доехал до Черновцов, Лёша рассказал мне, что за несколько дней до этого на одном из главных мостов в той местности бастовали люди, требовали, чтобы дорогу улучшили.

Снова встала проблема ночёвки. Ткнулся на поле, в темноте показалось, что за полем небольшой лес. Оказалось, что тот лесок растёт на довольно крутом склоне. Стал выбираться обратно, велик завяз в глубокой грязной луже. Удержать не удалось, сумки в грязи, ноги промочил, начался ливень. Отчаяние нарастало, попробовал найти место на кладбище, но ворота были закрыты. Не пускают ещё к себе мертвецы.

Была какая-то заброшенная железнодорожная станция, домик был открыт, можно было остаться на ночь там. Но я посмотрел на говно и разбитые бутылки по углам, решил, что это точно не то, чего бы мне хотелось, и поставил палатку рядом с этим домиком среди трёх голых деревьев.

В Черновцах я планировал получать румынскую визу и мне надо было задержаться там подольше. Люди с CouchSurfing’а, понятное дело, не очень горели желанием вписывать незнакомца на длительный срок. Лиза, девушка, с которой я познакомился в последний вечер во Львове, дала мне телефон Лёши, сказав, что я могу пожить в сквоте. Лёша не брал трубку и не отвечал на SMS.

Тут я должен, наверное, особенно драматично всё это описывать. Но на самом деле я не чувствовал себя подавленно. Я лежал в палатке, ноги уже высохли, а утро вечера мудренее. В крайнем случае я всегда мог разбить лагерь неподалеку от Черновцов и заезжать туда только за тем, чтобы решить вопросы с документами. Ничего страшного.

К счастью, ничего такого не произошло. Утром Лёша ответил, а я каким-то образом умудрился проехать 70 километров за 3 часа. Лёша и Женя отвели меня в сквот через чёрный ход: было бы подозрительно, если бы я со своим велосипедом зашёл туда через главный вход. В этом заброшенном здании одна из комнат переделана под жилую, там здорово. Я ещё много напишу про это место, но опуская при этом некоторые детали: будет жалко, если место обнаружат люди, которым лучше о нём не знать.

Лиза, ещё раз спасибо!

Львов (2013-11-05 – 2013-11-07)

Про города у меня плохо получается писать. Просто поверьте мне, что Львов восхитителен. Центр города законсервирован, и получается, что ты бродишь по городу-музею. Гулять по Львову, кажется, можно бесконечно. Совершенно не важно в какую сторону идёшь, везде интересно.

Почти на всех улицах в центре города лежит брусчатка. Это, конечно, создаёт неудобства для машин (и велосипедистов), но зато очень приятно быть пешеходом. Часто пешеходы не обращают внимания на светофоры, знают, что их пропустят. Европейская архитектура, узкие улочки, многочисленные кофейни, бары и маленькие рестораны… Там прекрасно.

Я очень обрадовался, когда Аня предложила задержаться ещё на день, чтобы я познакомился с её другом Германом из румынского села на юге Украины. Очень-очень рад, что мы познакомились, Герман очень интересный человек. В последний вечер Аня и Ёш устроили дома джем-сейшн, было очень весело. Спасибо, Аня и Ёш, я ещё долго буду помнить тот вечер!

Брест – Львов (2013-11-01 – 2013-11-04)

Добра рассказал мне о том, что бывают такие пограничные переходы, где пешеходам запрещено пересечение границы и нужно просить какого-нибудь автомобилиста, чтобы он тебя провёз. Я полез в интернет за подтверждением или опровержением, но ничего толком не нашёл. Зато обнаружил, что изначально выбранный мной пограничный переход является междержавным (т. е. только для граждан Белоруссии и Украины). Выбрал другой (Томашовка–Пулемец), международный, к нему и поехал.

На белорусской границе было пустынно, никаких машин. Даже пограничники куда-то отошли из будок, где они проверяют паспорта. Наконец меня заметили. Пограничнику, конечно, было очень любопытно, как я путешествую, я с удовольствием ему рассказал. Напоследок он пожал мне руку и пожелал удачи.

Я ожидал, что украинский пограничный пункт будет в нескольких десятках метров после белорусского. На деле нужно было проехать 4 км по узкой дороге тянущейся через лес. Наверное Белоруссия и Украина не могут определиться, на ком лежит ответственность за эту межграничную дорогу, поэтому она в плохом состоянии.

Украинские пограничники тоже проявили большой интерес ко мне. Пугали, что в Киеве уже выпал снег.

Я подумал, что раз по той дороге едут только те машины, которым нужно пересечь границу, то будет довольно безопасно поставить палатку недалеко от границы. Вряд ли кому-то, кто пересекает границу, вздумается пойти в лес по грибы.

Рядом было озеро, там долго кричали гуси, но потом послышались выстрелы, крики гусей замолкли. Вообще, во время предыдущих ночёвок я уже не раз слышал выстрелы охотников. Того, что меня случайно подстрелят, я не боюсь. Но всё же звуки эти не очень люблю. К тому же зачастую охотники ходят с собаками и даже вдали от деревень мне приходится слушать лай собак.

На следующий день я смог полностью прочувствовать дух украинских дорог и водителей. И дороги, и водители — сумасшедшие. Не знаю, делают ли водителей сумасшедшими такие дороги или же наоборот. Я даже не могу назвать эти дороги плохими. Качество одной и той же трассы на всём её протяжении меняется каждые несколько километров. Изъеденный и вспучившийся асфальт по краям дороги, лоскутное одеяло из заплаток по центру, иногда появляется тонкая белая полоска по краю, из чего можно сделать вывод, что когда-то на этой дороге всё-таки была асфальтированная обочина. С дикими украинскими водителями лучше не шутить, еду в таких случаях по земле. А потом вдруг несколько километров хорошего покрытия. Там себя чувствуешь безопаснее, но периодически всё равно приходится съезжать на землю, уворачиваясь от несущихся по встречной машин.

На дорогах заметно больше мусора, даже больше, чем в России. Рядом с магазинами часто нет мусорок. Хотя иногда попадаются очень милые магазины с садиком и беседками.
Виды разнообразнее, чем в Белоруссии, но пока нельзя сказать, что захватывает дух, просто картинка меняется чаще.

В тот день я ехал по Шацкому национальному парку, на его территории много озёр. Выглядят не очень живописно, но летом наверное здорово там купаться. Повсюду висят объявления о сдаче жилья.

Покинув территорию парка, я почти не встречал по пути лесов. Уже стемнело, леса всё не было, зато впереди был достаточно крупный город Владимир Волынский. Леса Украины в навигаторе обозначены очень плохо, на бумажной карте — наоборот, всё закрашено зелёным. Выручило то, что в тот день я купил SIM-карту. Посмотрел в Google Maps снимки со спутника и поехал в противоположную сторону, там действительно был лес.

К тому моменту я ещё не нашёл вписку во Львове. Почти на все мои запросы на CouchSurfing не пришло никакого ответа, даже отказа. Настроение было не самое лучшее. К счастью, я написал об этом на Facebook, и Ира из Киева быстро мне помогла. Спасибо, Ира!

На третий день я ехал через шахтерские города. Там я увидел, что украинские дороги могут быть ещё хуже. Особенно запомнился выезд из Червонограда. Дождь, пыль, огромная пробка из машин, копошащихся в грязи. Весело.

Наученный предыдущим опытом, я заранее посмотрел на Google Maps ближайший лес. Толку, правда, особого не было, ехать надо было далеко. Утром был обнаружен бабушкой, собирающей грибы.

Днём я познакомился с двумя пастухами. Они поили меня горилкой и кормили разной едой. Хоть выпил я совсем немного, на поле я потерял перчатку. Теперь-то уж точно придётся покупать новые.

По пути заехал в Жолкву. Маленький и красивый городок. Познакомился там с велосипедистом Андреем.

В центре Львова почти нет асфальтовых дорог, одни мостовые. Вдобавок многие мостовые стали перекладывать. Так что я слез с велосипеда и неспешно прошёл несколько километров по прекрасному и невероятному Львову. Помучался немного с узкой дверью подъезда, но всё-таки затащил велосипед в дом.

Брест (2013-10-30 – 2013-10-31)

Если всё моё пребывание в Минске прошло под знаком лечения зубов, то в Бресте вместо этого был укус клеща.

Аккуратно положив клеща в пакетик, я пошёл сдавать его на тесты в центр эпидемиологии. Все нужные врачи в этом замечательном центре либо заболели, либо ушли в отпуск. Принимала женщина, которая специализируется на чём-то другом. Чтобы провести два теста, — на клещевой энцефалит и лайм-боррелиоз — нужно отделить брюшко клеща от головы. Та женщина делать этого не умела и послала меня в соседнее здание.

И я снова, как и в случае со стоматологией, очутился в фантастическом фильме: кодовые замки, угрожающие знаки biohazard, серьезные люди в белых халатах. Моего клеща забрала маленькая бабушка с горящими глазами. Ей явно хотелось поскорее начать расчленение. К сожалению, через некоторое время она вернулась и сообщила, что мой клещ слишком сухой, поэтому порезать его правильно не получится.

Решили, что будем делать только один тест. Мне выписали таблетки для профилактики, место укуса нужно было смазывать каким-то антибиотиком, но в Белоруссии его не продают в виде мази, поэтому врач посоветовала мне растолочь таблетку и приклеить пластырем. А результаты теста можно узнать через несколько дней, позвонив им по телефону.

Сам город мне не понравился. Неестественно большой и невыразительный. Просто место, где живёт достаточно много людей. Самое ужасное в городе — это то, что он наводнён кучами разваливающихся маршруток, которые скрипят на каждом повороте, а после 3-х минут внутри начинаешь задыхаться. Ещё на этих маршрутках всегда занавешены окна, чтобы не было видно, как внутри стоят люди, что запрещено по закону. Обычные автобусы проезжают довольно редко.

По большому счёту, Брестская крепость — единственное, на что стоит посмотреть в Бресте. Место, конечно, производит впечатление. Жалко только, что местами на руинах местами доложены новые кирпичи, выглядит ужасно. Ну, эти новые кирпичи тоже когда-нибудь состарятся.

За день до отъезда пришла девушка Добры и постригла меня, за месяц волосы ощутимо выросли. Утром Добра и Катя поехали на машине в Минск, а я поехал в сторону Украины.