Одесса – Фокшаны (2013-12-09 – 2013-12-13)

Покинув Одессу, я поехал по дороге, которая идёт вдоль моря. Изначально я планировал ехать вдоль моря как можно дольше и любоваться видами по пути. К сожалению, вся прибрежная зона застроена или отгорожена заборами, так что ничего не видно. Даже на тонкой полоске земли, где по одну сторону находится море, а по другую — залив, тоже почти ничего не видно. В редкие удачные моменты я видел кромку морю и прибившуюся к ней грязную ледяную крошку. Дул сильный ветер.

План пришлось поменять, и вечером я покинул прибрежную зону. На одной из горок мужик натужно толкал велосипед в горку. Я его резво обогнал, но потом остановился, чтобы включить задний фонарь. Он подъехал и стал меня расспрашивать. Первый раз я встретил такое негативное и скептическое отношение. Он не спрашивал, что хорошего со мной происходит в пути. Больше говорил про то, что я заболею, меня ограбят и т. п. Что мной движет — этого он тоже не мог понять. Спросил, где я ночую. Я ответил, что в лесу. Он хмыкнул, поехал дальше и через пятьдесят метров завернул в свой дом.

Днём я опробовал купленные в Одессе термосы. Очень здорово пить горячий чай, когда на улице -5°C и ниже. К тому же это отлично помогает от обезвоживания: зимой пить почти не хочется, а ледяную воду — тем более. Но горячий чай пьётся с удовольствием, получилось, что я выпиваю даже больше жидкости, чем в тёплые дни.

Утром следующего дня я попробовал ехать, но дул настолько сильный ветер (45 км/ч согласно прогнозу погоды), что я осилил всего пару километров и укрылся за стеной птицефабрики. Птицы (не с птицефабрики) отчаянно пытались лететь против ветра, но застывали на месте, махая крыльями, а потом сдавались и долго планировали в противоположном направлении. При попытке налить чай из термоса треть жидкости уносилась ветром мимо кружки. Капли, попавшие на внешние стенки термоса, быстро замерзали.

Простояв за стеной около полутора часов, было ясно, что надо выбирать один из двух вариантов: либо доехать до ближайшего магазина, потом разбить палатку и никуда в этот день не ехать, либо ехать несмотря ни на что. В любом случае стоять на месте было бесполезно.

Я постарался выкинуть из головы все мысли и сконцентрироваться только на дороге. В голове гудело лишь одно слово: «дорога, дорога, дорога…» Через некоторое время исчезло и это слово. Я, велосипед и дорога — мы стали одним целым. Я ехал в горку, не замечая усталости, ехал по разбитой дороге, ехал против ветра. Остановился я лишь однажды, чтобы надеть балаклаву. Проехал я довольно много.

Вечером пошёл небольшой снег. Еда на морозе готовилась долго.

На следующий день я остановился у магазина в селе Жовтневое недалеко от границы с Молдавией. У магазина толклись приветливые подвыпившие мужики. У меня оставалось немного гривен, и я потратил их на дорогие конфеты. Вечером, когда я пересёк границу, пошёл сильный снег, моя вписка в Галаце отменилась, и чтобы поднять себе настроение, я обожрался этими конфетами.

Надо было искать новую вписку, с телефона получалось неудобно, поэтому я достал ноутбук и проспамил много человек. Отозвалась девушка Алина из Фокшан в Румынии, можно было спать спокойно.

Снег не переставая шёл всю ночь, всё присыпало на 20 см. В этом месте это был первый сильный снег, на дороге был гололёд. Машин практически не было, водитель одного грузовика долго не решался съехать вниз по крутой молдавской горке. Подошва Vibram отвратительно вела себя на льду.

Не уверен даже, что с такой гололедицей справилась бы резина с металлическими шипами. Я поехал по обочине, где был рыхлый снег. Правила безопасной езды очень простые: ехать медленно и прямо. Но надо быть готовым к падениям, даже с правильной резиной (которой у меня не было) падения неизбежны. Я упал три раза: первый раз когда только привыкал, во второй раз шнурок попал в педаль, в третий раз кто-то решил меня «поддержать» и просигналил мне в спину. Я испугался, дёрнул рулём и упал.

Вообще, я не очень понимаю таких людей. Я понимаю, когда мне навстречу медленно едет фура, водитель коротко сигналит и показывает ладонь. Или ещё иногда встречаются мото-путешественники, они обычно притормаживают, поднимают руку вверх и почтительно кивают, как бы принимая меня в своё мотобратство. Но о чём думают те, кто сигналит из-за спины — этого я не понимаю. И сомнений в том, что это «приветствие», нет никаких — я не мог никому помешать, заняв снежную обочину в метре от покрытой асфальтом дороги.

Через 30 км снег начал таять и превращаться в грязную кашу, ехать стало легче.

На молдавско-румынской границе всё происходило очень медленно, я немного замёрз. Румынские пограничники были очень вежливыми, но в то же время весёлыми. Один из них немного говорил по-русски и долго желал мне удачи.

Я поехал в объезд Галаца, надеясь, что попадётся какое-нибудь место для палатки. Не нашлось. Купил в магазине пачку сигарет. Довольно дорого, 12 лей (3,6 $, треть той суммы, что я обычно трачу за день). Ну, Румыния теперь в Евросоюзе, так что объяснимо. В других странах Евросоюза ещё дороже.

По карте за железной дорогой был лес, но основная его часть оказалась отрезанной речкой. Встал недалеко от путей.

На следующий день я без проблем доехал до Фокшан. Дороги в Румынии замечательные, ехать одно удовольствие. Перед поездкой я читал устаревший Lonely Planet и там в подробностях расписывалось, какие ужасные в Румынии дороги. Что ж, времена меняются.

Среди типичных хрущевок, которые были построены в коммунистическом прошлом Румынии, меня встретила Алина, и мы пошли домой.

Одесса (2013-12-06 – 2013-12-08)

Признаюсь, когда я ехал в Одессу, я не думал, что это такой большой город. Ну, затем и стоит путешествовать, чтобы узнать всё на личном опыте. Знай я всё заранее, не стоило бы и ехать.

Два дня с утра до вечера я гулял по городу. Исторический центр, порт, пляжи, трущобы.
Больше всего меня заинтересовал трущобный Деволановский спуск или, как называют его одесситы, «Канава». Меня манит эстетика подобных мест, я люблю то тревожное чувство, которое охватывает меня, окажись я там, воображение рисует удивительные картины. Попробуй я объяснить своё восхищение эстетикой безобразного, это заняло бы слишком много времени. К счастью, есть люди поумнее меня, которые всё объясняют. Пожалуй, отличным введением в тему является «История уродства» Умберто Эко.

Как минимум три человека посоветовали мне фалафельный киоск на углу Троицкой и Преображенской улиц. Попробовав тот фалафель, больше никакой еды я уже не хотел и питался исключительно в том киоске.
Согревая заледеневшие ладони фалафелем и пластиковым стаканчиком с горячим чаем, я понял, что медлить больше нельзя, и купил два термоса по 0,7 литра для предстоящих зимних дней.

Утро того дня, когда надо было уезжать, я беззаботно проспал. Вышло неудобно перед Таней, но я остался ещё на один день. Таня, прости лежебоку и ещё раз спасибо за гостеприимство!

Кишинёв – Одесса (2013-12-04 – 2013-12-05)

Дорога до Одессы ничем особо не запомнилась.

По совету Жени поехал в объезд Приднестровья, чтобы не возиться лишний раз на таможне. Да и смотреть только мельком на Бендеры или Тирасполь не хотелось.

Вначале у меня были какие-то варианты, где остановиться в Одессе, но потом они отпали. Я пересёк молдавско-украинскую границу и вставил украинскую SIM-карту. Примерно через пять минут мне написала Аня и спросила, нашел ли я, где остановиться в Одессе. Я не знаю, как такое возможно! Может быть это женское заботливое сердце? Или что-то еще? Просто невероятно! Аня выручила меня в очередной раз и дала контакты своей подруги Тани.

Вечером Таня была занята, и я ждал её у дома. Через некоторое время я стал замерзать и напялил на себя побольше одежды, но всё равно было зябко. Ко мне подошёл молодой мужчина и завёл разговор. Из разговора вышло, что раньше он серьёзно занимался спортом, а сейчас работает телохранителем. Он отвёл меня в спортзал, где работал его друг тренер и занимались его друзья, и оставил меня там отогреваться. Очень интересные ребята.

А потом подошла Таня, и отогревался я уже в квартире.

Кишинёв (2013-12-01 – 2013-12-03)

Благодаря Жене на меня обрушился целый калейдоскоп событий в Кишинёве.

В первый же день Женя, его друг Никита и я поехали на великах за город, к роуп-джамперам. На холме стоит высокое недостроенное здание, кажется 60 м высотой, оттуда и прыгают. Когда мы подъехали, кто-то уже собирался прыгать, но никак не мог собраться с духом. Снизу было очень страшно смотреть.

Мы решили не оставлять велосипеды внизу и потащили их наверх. Пожалуй, это было сложнее, чем последующий прыжок.

Интересно, что девушки были более решительны, чем парни. Мне, поначалу, даже страшно было подходить к краю и глядеть вниз, не то что думать о прыжке. Но когда пришла моя очередь, я уже не колебался, да и не хотелось заставлять кого-то ждать. Прыгнул. Женя записал видео:

Мы были на вечеринке бородачей, заходили в гости к друзьям Жени, Женя готовил мамалыгу и плацинды и т. д. и т. п. Под конец третьего дня я обнаружил, что не сделал ни одной фотографии в Кишинёве.

Женя также заметил, что мне уже пора менять цепь на велосипеде. Теперь у меня новая цепь, и в следующий раз я вовремя замечу, когда её надо менять.

Я встретился с Таней ещё раз, чтобы продолжить интервью. На самом деле мы просто общались друг с другом, я отвечал на вопросы так, как получалось, а Таня записывала весь разговор на телефон. В итоге она из обрывков моих фраз сделала полноценный текст. Я, честно говоря, был поражён результатом. Получилось очень круто, и я не устану повторять, что Таня — супер-профессионал.

Читайте то, что получилось, по ссылке: locals.md/2013/yuriy-zavarin-3000-km/.

Черновцы – Кишинёв (2013-11-26 – 2013-11-30)

Кто меня встретил в Черновцах, тот и пришёл провожать: Лёша и Женя. Было грустно, но после пары десятков километров немного полегчало.

На украинско-молдавской границе все сначала принимали меня за иностранца, а потом разочарованно говорили: «Ааа, русский…»

Недалеко от границы в городе Липканы я снял деньги и купил SIM-карту. Разговорился с водителем машины. Попросил у него сигарету, а он вытащил целую пачку, сказав, что мне ещё пригодится.
Неподалёку от города был лес, встал там. Вообще, в Молдавии лесов крайне мало, так что мне повезло.

Аня, у которой я жил во Львове, сказала, что поможет со впиской в Кишинёве. Ночью позвонил её друг Ион, спросонья я разобрал не всё, что он мне сказал, но понял, что всё будет хорошо. А после этого позвонила Таня, которая работает в модном молдавском интернет-журнале Locals.md. Она узнала о том, что я буду проезжать через Кишинёв и захотела взять у меня интервью. Я, конечно, согласился и уснул в приподнятом настроении.

После этого я чувствовал на себе некоторую ответственность за то, чтобы поездка по Молдавии прошла как можно лучше. Что бы я иначе рассказал в интервью?

На следующий день я смог оценить качество молдавских дорог. В целом, намного лучше, чем в Украине. Даже в тех местах, где дорога вся в заплатках, сделано это как-то очень качественно и почти не напрягает. Надо, правда, отметить, что ехал я почти всегда по большим дорогам, т. к. трафик был совсем небольшой.

Кажется в Lonely Planet я прочитал, что в Молдавии нет гор, поэтому ездить на велосипеде там легко и приятно. Наверняка автор не пробовал сам поездить. Гор, конечно, действительно нет, но есть холмы и очень крутые подъемы на них. В украинских Карпатах я уставал меньше, чем на молдавских холмах.

Уставший, я не смог добраться до очередного леса и выбрал место под мостом. Земля сильно промёрзла, пришлось забивать колышки от палатки камнем. Вода в пластиковых бутылках за день стала уже замерзать, поэтому я положил бутылки внутрь спальника в ноги.

За последние дни я сильно привык к тому, что у меня есть мобильный интернет и по вечерам проверяю почту и т. п. Связи под мостом не было, на трясущихся от холода ногах я вышел в поле и что-то там проверил в интернете.

В термокружке оставалось немного чая, за ночь он замёрз красивым узором. Больше я эту ошибку не повторял.

Утром я поехал в сторону Сорок, цыганская столица, как её называют молдаване. Согласно Википедии, около 3% населения Сорок — цыгане, но видимо это больше, чем в других местах Молдавии. Цыгане по пути действительно встретились. В нескольких километрах от города цыган как-то странно спросил меня, что я везу (кажется он не понял, что я турист), а потом расспрашивал меня про мои серёжки и про то, кто их мне поставил.

Два раза в Сороках цыганки замечали, как я проезжаю, и удивлённо вскрикивали: «Америка?»

Как я понял из общения с молдаванами, которые очень легко идут на контакт, цыган они недолюбливают, но открытой неприязни нет.

Сорокская крепость, главная достопримечательность города, была закрыта на реставрацию. Ну, зато рядом красивый Днестр.

Ночью выпало немного снега. На полях и обочине он ещё лежал, но не самой дороге. Дорогу в сторону Кишинёва ремонтировали на многих участках, и рабочие кричали и подбадривали меня.

На следующее утро оставалось только заехать в Старый Орхей и потом уже ехать в Кишинёв. В Старом Орхее было очень красиво, я не заметил, как провёл там несколько часов. Надо было спешить в Кишинёв до наступления темноты.

Таня встретила меня в Кишинёве у «кормушки», том месте, где обычно собираются велосипедисты. Даша сделала несколько моих фотографий с дороги, специально, чтобы я был небритый и немытый. Таня взяла у меня небольшое интервью, и мы договорились, что продолжим через два дня.

Потом за мной пришёл Женя, найденный благодаря усилиям Ани, и забрал меня.