Архив рубрики: второе (на велосипеде)

Кишинёв – Одесса (2013-12-04 – 2013-12-05)

Дорога до Одессы ничем особо не запомнилась.

По совету Жени поехал в объезд Приднестровья, чтобы не возиться лишний раз на таможне. Да и смотреть только мельком на Бендеры или Тирасполь не хотелось.

Вначале у меня были какие-то варианты, где остановиться в Одессе, но потом они отпали. Я пересёк молдавско-украинскую границу и вставил украинскую SIM-карту. Примерно через пять минут мне написала Аня и спросила, нашел ли я, где остановиться в Одессе. Я не знаю, как такое возможно! Может быть это женское заботливое сердце? Или что-то еще? Просто невероятно! Аня выручила меня в очередной раз и дала контакты своей подруги Тани.

Вечером Таня была занята, и я ждал её у дома. Через некоторое время я стал замерзать и напялил на себя побольше одежды, но всё равно было зябко. Ко мне подошёл молодой мужчина и завёл разговор. Из разговора вышло, что раньше он серьёзно занимался спортом, а сейчас работает телохранителем. Он отвёл меня в спортзал, где работал его друг тренер и занимались его друзья, и оставил меня там отогреваться. Очень интересные ребята.

А потом подошла Таня, и отогревался я уже в квартире.

Кишинёв (2013-12-01 – 2013-12-03)

Благодаря Жене на меня обрушился целый калейдоскоп событий в Кишинёве.

В первый же день Женя, его друг Никита и я поехали на великах за город, к роуп-джамперам. На холме стоит высокое недостроенное здание, кажется 60 м высотой, оттуда и прыгают. Когда мы подъехали, кто-то уже собирался прыгать, но никак не мог собраться с духом. Снизу было очень страшно смотреть.

Мы решили не оставлять велосипеды внизу и потащили их наверх. Пожалуй, это было сложнее, чем последующий прыжок.

Интересно, что девушки были более решительны, чем парни. Мне, поначалу, даже страшно было подходить к краю и глядеть вниз, не то что думать о прыжке. Но когда пришла моя очередь, я уже не колебался, да и не хотелось заставлять кого-то ждать. Прыгнул. Женя записал видео:

Мы были на вечеринке бородачей, заходили в гости к друзьям Жени, Женя готовил мамалыгу и плацинды и т. д. и т. п. Под конец третьего дня я обнаружил, что не сделал ни одной фотографии в Кишинёве.

Женя также заметил, что мне уже пора менять цепь на велосипеде. Теперь у меня новая цепь, и в следующий раз я вовремя замечу, когда её надо менять.

Я встретился с Таней ещё раз, чтобы продолжить интервью. На самом деле мы просто общались друг с другом, я отвечал на вопросы так, как получалось, а Таня записывала весь разговор на телефон. В итоге она из обрывков моих фраз сделала полноценный текст. Я, честно говоря, был поражён результатом. Получилось очень круто, и я не устану повторять, что Таня — супер-профессионал.

Читайте то, что получилось, по ссылке: locals.md/2013/yuriy-zavarin-3000-km/.

Черновцы – Кишинёв (2013-11-26 – 2013-11-30)

Кто меня встретил в Черновцах, тот и пришёл провожать: Лёша и Женя. Было грустно, но после пары десятков километров немного полегчало.

На украинско-молдавской границе все сначала принимали меня за иностранца, а потом разочарованно говорили: «Ааа, русский…»

Недалеко от границы в городе Липканы я снял деньги и купил SIM-карту. Разговорился с водителем машины. Попросил у него сигарету, а он вытащил целую пачку, сказав, что мне ещё пригодится.
Неподалёку от города был лес, встал там. Вообще, в Молдавии лесов крайне мало, так что мне повезло.

Аня, у которой я жил во Львове, сказала, что поможет со впиской в Кишинёве. Ночью позвонил её друг Ион, спросонья я разобрал не всё, что он мне сказал, но понял, что всё будет хорошо. А после этого позвонила Таня, которая работает в модном молдавском интернет-журнале Locals.md. Она узнала о том, что я буду проезжать через Кишинёв и захотела взять у меня интервью. Я, конечно, согласился и уснул в приподнятом настроении.

После этого я чувствовал на себе некоторую ответственность за то, чтобы поездка по Молдавии прошла как можно лучше. Что бы я иначе рассказал в интервью?

На следующий день я смог оценить качество молдавских дорог. В целом, намного лучше, чем в Украине. Даже в тех местах, где дорога вся в заплатках, сделано это как-то очень качественно и почти не напрягает. Надо, правда, отметить, что ехал я почти всегда по большим дорогам, т. к. трафик был совсем небольшой.

Кажется в Lonely Planet я прочитал, что в Молдавии нет гор, поэтому ездить на велосипеде там легко и приятно. Наверняка автор не пробовал сам поездить. Гор, конечно, действительно нет, но есть холмы и очень крутые подъемы на них. В украинских Карпатах я уставал меньше, чем на молдавских холмах.

Уставший, я не смог добраться до очередного леса и выбрал место под мостом. Земля сильно промёрзла, пришлось забивать колышки от палатки камнем. Вода в пластиковых бутылках за день стала уже замерзать, поэтому я положил бутылки внутрь спальника в ноги.

За последние дни я сильно привык к тому, что у меня есть мобильный интернет и по вечерам проверяю почту и т. п. Связи под мостом не было, на трясущихся от холода ногах я вышел в поле и что-то там проверил в интернете.

В термокружке оставалось немного чая, за ночь он замёрз красивым узором. Больше я эту ошибку не повторял.

Утром я поехал в сторону Сорок, цыганская столица, как её называют молдаване. Согласно Википедии, около 3% населения Сорок — цыгане, но видимо это больше, чем в других местах Молдавии. Цыгане по пути действительно встретились. В нескольких километрах от города цыган как-то странно спросил меня, что я везу (кажется он не понял, что я турист), а потом расспрашивал меня про мои серёжки и про то, кто их мне поставил.

Два раза в Сороках цыганки замечали, как я проезжаю, и удивлённо вскрикивали: «Америка?»

Как я понял из общения с молдаванами, которые очень легко идут на контакт, цыган они недолюбливают, но открытой неприязни нет.

Сорокская крепость, главная достопримечательность города, была закрыта на реставрацию. Ну, зато рядом красивый Днестр.

Ночью выпало немного снега. На полях и обочине он ещё лежал, но не самой дороге. Дорогу в сторону Кишинёва ремонтировали на многих участках, и рабочие кричали и подбадривали меня.

На следующее утро оставалось только заехать в Старый Орхей и потом уже ехать в Кишинёв. В Старом Орхее было очень красиво, я не заметил, как провёл там несколько часов. Надо было спешить в Кишинёв до наступления темноты.

Таня встретила меня в Кишинёве у «кормушки», том месте, где обычно собираются велосипедисты. Даша сделала несколько моих фотографий с дороги, специально, чтобы я был небритый и немытый. Таня взяла у меня небольшое интервью, и мы договорились, что продолжим через два дня.

Потом за мной пришёл Женя, найденный благодаря усилиям Ани, и забрал меня.

Черновцы (2013-11-13 – 2013-11-25)

Удача сопутствует мне в моём путешествии, и всюду я останавливаюсь у совершенно потрясающих людей. Но о Черновцах особый разговор. Я провёл там две недели. Больше, чем в каком-либо другом городе. И хотя у меня была на то формальная причина (я делал румынскую визу), даже и без всяких виз я был бы рад провести те дни ещё раз. То были одни из самых интересных и необычных дней.

Я первый раз в жизни жил в сквоте. Огромное заброшенное здание в центре города для меня одного. Конечно, оборудована под проживание была только одна комната, но ощущение простора и свободы не покидало меня.

Постоянно в этом сквоте никто не живёт, ребята обычно собираются там по вечерам, иногда кто-то ночует. Я был первым, кто жил там на постоянной основе. С моим появлением обустройство сквота пошло быстрее: ребята притаскивали разные вещи, чтобы сделать моё проживание более комфортным: обогреватель, чайник, плитка, etc. Единственная нерешённая проблема в сквоте — это канализация. Но, уверен, что и эту проблему они решат.

Есть такое киношное клише, когда показывают притон, человека на входе и его глаз, появляющийся в глазке и оценивающий, стоит ли впускать гостя. Было что-то похожее, когда по вечерам я спускался к дверям, приникал глазом к дырке в двери и открывал кому-то из ребят.

Мы болтали, смеялись, делали бутерброды с кабачковой икрой, играли на мандолине, просто тупили. Было здорово.

Выходя на улицу я часто ходил одним и тем же маршрутом и начал уже чувствовать себя местным. Сами по себе Черновцы — очень красивый город, наследие Австро-Венгерской империи. Главная достопримечательность — университет, который изначально был духовной семинарией. Однажды мы забрались с Лёшей на купол церкви при этом университете. На самом куполе было немного страшно, держаться там можно только за лесенку или за крест. Интересно, что хоть это и было дневное время, и внизу ходили студенты и преподаватели, никто нас не заметил. Видимо, местным уже приелся этот купол и они не поднимают головы.

Однажды я сидел на главной пешеходной улице и пил кофе. Внезапно появился Герман, с которым я познакомился во Львове. Увидел мою спину из автобуса, когда ехал в своё село, и вышел погулять. Такая неожиданная и приятная встреча. Мы потом ещё пару раз встречались.

На третий или четвёртый день мне позвонила знакомая Арчи, которая работает директором местного телеканала. Арчи рассказал ей обо мне, и она захотела снять меня для их канала. Получилось всё несколько сумбурно: звонок был поздно вечером, а снимать решили на следующий день. Я даже не расспросил, что это за передача, как следует себя вести. Забыл про то, что у меня даже нет чистой одежды.

Думал, что мне что-то расскажут перед началом съёмки, но Тата просто сказала: «Ну хорошо, снимаем». Т. к. её голоса не слышно в кадре, я должен был вначале как бы повторять её вопрос и дальше уже давать ответ. Я, конечно же, сразу об этом забыл.
Но мне нравится то, что получилось, не стыдно кому-то показывать. А урок на будущее я извлёк.

Надо и про визу всё-таки написать. Мой первый поход в консульство окончился неудачно: брони случайного отеля на две ночи, чтобы сделать долгосрочную визу, оказалось недостаточно. Дед, принимающий анкеты, на повышенных тонах сказал мне, чтобы я принёс приглашение от гражданина Румынии. А я всего-лишь поинтересовался, какие документы я должен принести, если я обычный турист и никого в Румынии не знаю.

Сначала я попробовал сделать приглашение через друзей, откликнулось удивительно много людей. Но всё это происходило в вялотекущем режиме. Так что в итоге я зашёл в контору, где помогают с оформлением документов и купил приглашение за 50 $. С учётом того, что половина этих денег идёт нотариусу, не такая уж и большая сумма. Человека, который меня «приглашает» я даже видел лично.

После этого в консульстве приняли документы без разговоров, сказали заплатить 100 $ как за срочную визу, т. к. я не гражданин Украины, и на следующий день виза на 90 дней была готова.

Всё закончилось хорошо, нужно было собираться в путь.
Леша, Женя, Арчи, Влад, Лена, Макс, Давид, до новой встречи!

Львов – Черновцы (2013-11-08 – 2013-11-12)

По заведённой традиции из Львова я выехал поздно. Очень поздно. Совсем поздно. Герман помогал мне вешать сумки на велосипед. В последний момент я продиктовал ему свой номер телефона, но забыл взять его номер. Было неизвестно, встретимся ли мы ещё когда-нибудь.

Отъехал от города я совсем недалеко. Дорога становилась холмистой, но усталости не было. Было интересно: что же там, за очередным холмом.

Заночевал я на одном из таких холмов, который высился за полем, по которому прошёлся трактор.

По дороге до Рогатина почти не было деревень, глаз отдыхал. В Бурштыне по карте было большое озеро. Это, пожалуй, всё, что можно сказать об этом озере. Дальше была Бурштынская ТЭС и множество линий электропередач. Провода гудели так, что у меня задёргался глаз.

Несколько раз по пути встретились плакаты, призывающие посетить Старый Галич. Была не была, подумал я, и свернул с трассы. Тамошние места места меня ничем не поразили, зато был красивый лес, в котором я остановился пораньше, чтобы на следующее утро спокойно посмотреть Ивано-Франковск.

Было тепло, я в первый раз достал мандолину на улице, сел под дерево и играл до наступления сумерек. Постепенно во мне растёт чувство свободы, к которому я так или иначе стремлюсь. Я сам устанавливаю законы и ограничения, по которым живу. Захотел остановиться пораньше, потому что понравился лес, — хорошо. Вспомнил про мандолину — почему бы и нет.

Ранним утром я въехал в Ивано-Франковск, покатался немножко по пешеходному центру и поехал дальше. На выезде из города я встретил десяток «шлемогеев» (я ничего не имею против спортивных велосипедистов в обтягивающей одежде и шлемах или геев, просто это устоявшееся слово). Какое-то время мне даже удавалось поддерживать их темп, но на одном из светофоров их колонна промчалась на красный свет. Чтобы как-то выразить свой протест, я остановился и свернул к магазину. Хозяин магазина сделал мне небольшую скидку, когда расспросил меня о путешествии.

Наконец я въехал в Карпаты. Коротко: мне не понравилось. Но это только мой личный опыт, обобщать не стоит.

Я представлял себе, как буду ехать, а вокруг будут расстилаться холмы и горы, как еловый лес будет щекотать мой нос своими запахами, и вокруг ни души. К сожалению, одна растянувшаяся вдоль дороги деревня сменяла другую без конца и края. Какое-то немыслимое количество отелей и гэстхаусов по пути. Думаю, если бы я выбрал менее популярную дорогу, было бы примерно так же, разве только потратил бы больше времени. Так что лучше уж там пешком путешествовать, чтобы уйти подальше от людей.

Возможно, сказалось ещё то, что после непальских гор меня уже сложно удивить.

Нонсенс, но в Карпатах мне было сложно найти место для ночёвки. Все плоские места отвоёваны владельцами домов и отелей. Место нашлось под электровышкой. Я немного переживал, не расплавится ли мой мозг за ночь, проведённую в таком месте, но вариантов было немного.

Проехал я, кстати, в тот день необычно много. Я всё думал, что вот-вот ещё чуть-чуть, чуточку выше, и домов должно стать поменьше. Сейчас смешно вспоминать, как иногда я на самой низкой передаче потихоньку взбирался на холмы, а рядом бежали собаки и заливисто лаяли. Так и доехал до самой высокой точки на моём пути по Карпатам.

Дальше уже надо было ехать только вниз, но я бы не сказал, что это легче или быстрее, чем подъём. Во-первых, беззаботно катиться вниз не получится; с таким качеством дорог чувствуешь, будто ты занимаешься слаломом, только вместо флажков нужно объезжать ямы. Во-вторых, обездвиженные кисти, зажавшие тормоза, быстро начинают мерзнуть.

Спустившись достаточно низко, я поехал по дороге, которая идёт вдоль реки. Вариантов было много, но мне понравилось, как затейливо извивалась эта дорога на карте. Вообще, там было две дороги, по обоим берегам реки. Одна получше, другая похуже. Та, что получше, во многих местах ремонтировалась и нужно было по мостикам переезжать на противоположный берег. Впоследствии, когда я уже доехал до Черновцов, Лёша рассказал мне, что за несколько дней до этого на одном из главных мостов в той местности бастовали люди, требовали, чтобы дорогу улучшили.

Снова встала проблема ночёвки. Ткнулся на поле, в темноте показалось, что за полем небольшой лес. Оказалось, что тот лесок растёт на довольно крутом склоне. Стал выбираться обратно, велик завяз в глубокой грязной луже. Удержать не удалось, сумки в грязи, ноги промочил, начался ливень. Отчаяние нарастало, попробовал найти место на кладбище, но ворота были закрыты. Не пускают ещё к себе мертвецы.

Была какая-то заброшенная железнодорожная станция, домик был открыт, можно было остаться на ночь там. Но я посмотрел на говно и разбитые бутылки по углам, решил, что это точно не то, чего бы мне хотелось, и поставил палатку рядом с этим домиком среди трёх голых деревьев.

В Черновцах я планировал получать румынскую визу и мне надо было задержаться там подольше. Люди с CouchSurfing’а, понятное дело, не очень горели желанием вписывать незнакомца на длительный срок. Лиза, девушка, с которой я познакомился в последний вечер во Львове, дала мне телефон Лёши, сказав, что я могу пожить в сквоте. Лёша не брал трубку и не отвечал на SMS.

Тут я должен, наверное, особенно драматично всё это описывать. Но на самом деле я не чувствовал себя подавленно. Я лежал в палатке, ноги уже высохли, а утро вечера мудренее. В крайнем случае я всегда мог разбить лагерь неподалеку от Черновцов и заезжать туда только за тем, чтобы решить вопросы с документами. Ничего страшного.

К счастью, ничего такого не произошло. Утром Лёша ответил, а я каким-то образом умудрился проехать 70 километров за 3 часа. Лёша и Женя отвели меня в сквот через чёрный ход: было бы подозрительно, если бы я со своим велосипедом зашёл туда через главный вход. В этом заброшенном здании одна из комнат переделана под жилую, там здорово. Я ещё много напишу про это место, но опуская при этом некоторые детали: будет жалко, если место обнаружат люди, которым лучше о нём не знать.

Лиза, ещё раз спасибо!