Непутевый путешественник. День 80.

Снова пошли к порту Читтагонга. Подъезд грузовых машин организован неудобно, никаких грузовых контейнеров нет, просто грузят мешки. И вообще, как-то странно этот порт выглядит, не похож на главный порт Бангладеш для экспорта/импорта, надо искать правильное место.
Нас пригласили на борт одного судна, посидели с командой, попили чаю. Судно оказалось рыболовецким, в порту стоит на ремонте, а через несколько дней они пойдут в открытое море на месяц, вернутся, скорее всего, обратно в Читтагонг. Пытались узнать что-нибудь про международные корабли, в итоге удалось получить только ответ, что да, такие судна тут есть.
Наконец, какой-то англоговорящий дядечка, в белой рубашке и с газетой, подсказал нам направление и номер автобуса, на котором можно доехать до настоящего порта.

Международный порт обнесен высокой стеной с колючей проволокой, видно только верхушки контейнеров и подъемные краны. Стена идет параллельно дороге несколько километров. Мы высадились после того, как стена закончилась, и пошли вдоль боковой стороны стены. Встретили каких-то работников порта, спросили куда идти, чтобы найти международные корабли. Они отвели нас к охранникам, которые немного знали английский язык. Минут десять все эти люди спорили между собой время от времени выясняя наши детали: кто, откуда, моряки или нет и т. д. Никак не могли понять, что у нас еще нет названия конкретного корабля, к которому мы хотели бы пройти. В итоге сказали нам ехать в главный охранный пункт, мол, там что-нибудь подскажут.

Помогать нам вызвался какой-то мужчина, непонятно было, имеет он отношение к порту или нет, но по крайней мере расположение всех мест он знал очень хорошо. По-английски он особо не говорил, но иногда выдавал удивительно точные короткие фразы, что мы понимали, что же происходит. Мы думали, что он хочет денег за свои услуги, но он с гордостью сказал нам, что он из Индии и просто хочет помочь.

В главном охранном пункте нас отвели в кабинет, где сидел один мужчина в штатском и какой-то старший офицер с большими звездами на погонах. Разговор наш шел все время по кругу: «здесь нет пассажирских кораблей» — «мы знаем, мы хотим уплыть на грузовом судне как часть команды» — «ммм, нет, это невозможно» — «почему?» — «здесь нет пассажирских кораблей».

Видя, что разговор дальше не клеится, мы распрощались. Мужчина, который нам помогал, сказал, что надо найти компанию, которая отправляет корабли в Таиланд и договориться с ней. Мы поехали в деловой район Читтагонга, он выцепил на улице совсем уж важного вида мужчину в розовой рубашке и вместе они стали узнавать про подходящую компанию.
Наконец компания была найдена, мы поднялись к ним в офис и после короткого разговора получили ответ: нет, без карточки CDC не возьмем на борт. Есть ли у нас еще какие-то шансы без CDC, они ответить не смогли.

Вечером на улице мы встретили нашего знакомого Юру (Салима). Он пригласил нас выпить чаю в кафе. Как оказалось, это место, где он проворачивает свои дела.
В этот вечер он занимался тем, что перепродавал труднодоступные билеты на поезд Читтагонг-Дакка. Перед выходными все билеты раскупают и их невозможно купить. Нормальная цена — 150 така. Он продает за 350 — 100 така кассиру, который откладывает часть билетов в сторону, 100 така — себе.
Его телефон звонил каждые 5 минут, и Юра назначал встречи в этом кафе. При общении с клиентами он периодически вставлял фразы на английском, видимо специально для нас, чтобы мы уловили в чем суть разговора. В перерывах говорил, что очень не любит бангладешцев, что никому из них нельзя доверять, и в подтверждение своих слов рассказывал истории о том, как кто-нибудь его кинул.

Если днем ранее он обозначил свою профессию как «ship supplier», а мы думали, что он в основном занимается сутенерством, то после всех этих звонков и историй можно было бы назвать его «решателем проблем» или что-то вроде того. То есть он, например, не занимается настоящим сутенерством, не держит под своим крылом проституток. Он просто знает несколько девушек из довольно приличных семей, которым периодически нужны деньги. Если кому-то нужна девушка, он устраивает встречу для них и дальше не вмешивается: на какой цене они договорятся и т. д. Проценты он не берет, единственная плата — это то, что поначалу он сам с ними развлекается один-два раза, платя впятеро меньшую цену (совсем не платить не может, говорит, совесть потом мучает).
То же и с наркотиками: сам не продает, просто сводит одних людей с другими.
Периодически он еще вставлял фразы вроде: «Бог знает, мои помыслы чисты, я только хочу помочь людям». Ну и, конечно, раз двадцать он повторил: «Никому не доверяйте в Бангладеш, полагайтесь только на себя» (подразумевая, наверное, и то, что ему тоже не стоит доверять),

Наконец он освободился, поинтересовался нашими успехами, и дал немного полезной информации: две веб-сайта, где можно искать работу на кораблях (не совсем то, что нам нужно, это для более долгосрочной работы, где пунктом отправления может быть вовсе не Бангладеш, и нужно будет сначала лететь в другую страну; но на будущее полезно), плюс телефон некого русского моряка-инженера, изначально из Владивостока, который тоже может помочь с устройством (если нам повезет, и он в данный момент в Бангладеш).

Добавить комментарий